Welcome.KG Flowers.KG E-money.KG Forum.KG Flirt.KG
Ввод/вывод электронных денег Автоматический обмен Дилинговый центр Forex Кредитный автомат Магазин Карты Webmoney Каталог Партнерская программа
На главную страницу
E-mail
Карта сайта
E-money - Электронные деньги в Кыргызстане


аналитика
 
Реализация экономических интересов в частной и национальной денежной системе. Часть 2.

начало

3. Суррогатная экономика: реализация бюрократических интересов в ущерб частным

Прежде чем перейти к исследованию частных денежных систем, в диссертации изучается уникальный российский опыт внедрения самим государством в обращение квазиденежных инструментов с усеченными свойствами денег, иначе говоря, опыт государственной суррогатизации денежного обращения.

В начале 1990-х годов в России не были сформированы условия для эффективной внутри- и межотраслевой конкуренции, для поощрения производительного использования ресурсов; не была выстроена система прозрачных и соблюдаемых правил экономической игры. Отсутствовал механизм стимулирования эффективного роста. В стране так и не сформировалась ни полноценная национальная денежная система («не секрет, что рубль сегодня выполняет функции скорее вспомогательной, чем единственной или хотя бы основной денежной единицы»[54]), ни банковская система. Все это открыло дорогу использованию суррогатов в денежном обращении.

Непосредственным толчком к эмиссии суррогатов послужили негативные последствия неадекватной псевдомонетаристской политики российских властей по сжатию денежной массы в обращении в период структурной трансформации российской экономики: спад производства, товарный дефицит, стремительное обнищание населения, кризис неплатежей  и долларизация экономики. Суррогатное «зазеркалье» казалось властям лекарством для решения всех этих болезней экономики, но его результаты оказались в целом негативными.

К суррогатной неденежной эмиссии в 1994-98 годах диссертантом отнесены финансовые и бюджетные инструменты, удовлетворявшие следующим условиям: 1) неденежная форма; 2) отсутствие мгновенной ликвидности (возможности безусловно продать инструмент за деньги по номиналу); 3) непринадлежность к государственным (суверенным) займам; 4) всероссийский характер обращения; 5) неограниченный круг потенциальных владельцев (держателей, индоссантов); 6) наличие функции платежного средства и/или средства взаимозачета; 7) принудительность приема контрагентами, в т.ч. по причине директивной (безальтернативной) природы инструмента; 8) высокие дисконты при вторичном обращении.

Порча монеты путем эмиссии государством суррогатов была оборотной стороной обманчивой сверхприбыльности пирамиды ГКО. Все, что государство недодавало бюджетникам при эмиссии суррогатов (путем изъятия рыночного дисконта, удлинения срока обмена суррогата на налоговые освобождения, начисления драконовских пеней и штрафов, отмены и ограничения ликвидности отдельных видов своих же суррогатов и т. д.) – оно неэффективно проедало или вбрасывало в топку  ГКО, надеясь если не выбраться из долговой ямы, то хотя бы отсрочить падение на самое ее дно.

Многовалютной денежной системе соответствовала многосекторность обращения денег в российской экономике. Единый платежный оборот страны оказался разорван на два сег­мента. Низколиквидный реальный сектор эко­номики образовал уникальную автоном­ную платежную систему, где доминируют квазиденьги, необеспе­ченный коммерческий кредит и бартер. Главным же местом приложения капитала стал рынок ГКО. Оборот капитала в 1-м сегменте шел по схеме: квазиденьги — товар — квазиденьги, во 2-м сег­менте – по схеме: капитал — деньги — доход.

К выведенному британским экономистом XVI века Т. Грешемом закону: «Плохие деньги вытесняют хорошие деньги» российский экономист К. Бендукидзе сделал добавление: «Деньги, с которых можно не платить налоги, вытесняют деньги, с которых нужно платить налоги».

Система суррогатного денежного обращения сложилась и самовоспроизводилась в России в течение, как минимум, семи лет, с 1993 по 2000 год.

В создание отдельных глав в общей теории обращения денежных суррогатов в России в 1990-е годы внесли свой вклад такие экономисты, как Л. Абалкин[55], С. Глазьев[56], М. Делягин[57], А. Илларионов[58], В. Морозов[59], П. Карпов и многие другие. В диссертации делается попытка по прошествии нескольких лет после завершения жизни наблюдавшегося суррогатного феномена свести воедино разнородные исследования на эту тему и вынести на обсуждение  общетеоретический вывод о нежизнеспособности  и пагубности для экономики выпуска государством «вторых, худших» денег.

«Дурные деньги» государства, эксперименты с параллельным обращением национальной валюты и госсуррогатов с ухудшенными денежными качествами, способны решить только узкие задачи заинтересованных чиновничье-банковских групп  и региональных элит, не удовлетворяя экономических интересов основной массы общества. Ликвидность этих инструментов внеэкономична и держится на административном принуждении. Будущего у них нет. Это тупиковая ветвь эволюции денег. И эффективную платежную систему невозможно основать на союзе «антиденег» и неплатежей. Государство не смогло предложить улучшенную версию национальных денег. Второй попытки у него нет, она принадлежит частным субъектам экономики, которые заведомо лишены возможности диктовать нерыночными методами обязательность своих инструментов к приему и нормативно устанавливать их рыночную цену.

4. Системы местных валют: стихийный ответ экономики на процесс глобализации.

В 1920-30-е годы в условиях системного экономического кризиса, спада производства, падения занятости и кризиса государственных финансов  в целом ряде капиталистических стран частные эмитенты приступают к выпуску собственных валют.  С преодолением экономического кризиса эмиссии прекращаются, и этот опыт остается вне внимания основной массы экономистов. Однако с нарастанием противоречий в капиталистической экономике явление повторяется в расширенном масштабе.

С начала 1980-х годов в США, Великобритании, Канаде, а затем и в других развитых странах мира стихийно формируется новый феномен денежной сферы – системы местных валют (СМВ). Системы местных валют  – это организованные и управляемые общинами системы обмена произведенных внутри общины товаров и услуг с использованием беспроцентной валюты, чье обращение ограничено географическими пределами местности или общины. СМВ работают как  система счетов, позволяя своим членам выпускать собственные деньги и управлять ими внутри общинной денежной системы.

Не все системы местных валют обладают совокупностью качеств, позволяющих характеризовать их как полноценные частные денежные системы. Вместе с тем исследования автора позволяют сделать вывод о наличии  тенденции структуризации  и институционализации ведущих СМВ в качестве частных денежных систем.[60]

Экономические факторы, ускорившие развитие модели СМВ, – это переход к системе необеспеченных валют, кризисы государственных финансов, валютные и общеэкономические кризисы развивающихся стран, снижение объема социальных трансфертов, снижение уровня занятости, рост социальной дифференциации и общее ухудшение уровня жизни у значительной части населения развитых стран. Быстрое формирование и развитие СМВ происходило на фоне преобладания в значительной части общества протестных, социалистических, антиэтатистских и экологических настроений.

Значительно влияние и регионального фактора. Его проявления - усиление структурных диспропорций региональных экономик в силу сужения региональных специализаций, растущий социокультурный и экономический разрыв между мировым Севером и Югом.

В целом СМВ переросли статус локальных маргинальных экспериментов. В мире действует свыше 3000 СМВ, в том числе более 1600 – в США и Канаде, около 1000 – в странах Евросоюза. В одной только системе «Глобальная бартерная сеть», действующей в 9 странах Латинской Америки, свыше миллиона участников. СМВ зачастую пользуются поддержкой государства; в Аргентине заключено беспрецедентное соглашение о сотрудничестве между СМВ и Минэкономики; в Австралии участники СМВ имеют налоговые льготы; в Великобритании они ведут совместную деятельность с рядом крупных муниципалитетов. Напротив, в ряде стран (Франция, Белоруссия и др.) государство демонстративно борется с малейшим проявлением конкуренции в денежной сфере. Частные деньги – поучительный пример эволюции институтов и диффузии социальных инноваций в духе современной неоинституционалистской теории.

В диссертации рассматриваются различные - как теоретические, так и практические -аспекты жизнедеятельности СМВ. В работе исследуется вопрос о том, как в системе реализуются общественные интересы, Диссертант изучает, какие факторы способствовали формированию закономерных тенденций в развитии  систем местных валют.

Одна из причин утверждения СМВ состоит в том, что они способствуют реализации принципов социальной справедливости.  Обмены в СМВ уравновешены. Каждый участник приносит количество богатства, равное тому, которые он получает. Его право приобретать товары в системе ограничено денежным выражением его собственной производительной способности, то есть доступным для других участников объемом его товаров или услуг. Режим торговли в СМВ сосредоточивается на индивидуальных потребностях, но в то же время помогает сформировать коллективное согласие на основе системных социальных потребностей. Рост системы вызывает конфликты интересов, дающие толчок к активному социальному обучению и расширению участия в управлении и принятии решений. Следовательно, СМВ служат инструментом для развития сообщества. Они могут эффективно распознавать и развивать коллективный потенциал, привлекая активные  группы к торговле как средству достижения социальных целей. СМВ помогают выявить и сформулировать новые ценности, доселе непризнанные в сообществе, преобразуя несправедливые, принудительные и репрессивные структуры и бросая вызов предполагаемой неизбежности или естественности существующих структур власти и социальных систем. В СМВ каждый является одновременно производителем и потребителем. 

Сознательное отсутствие инфляции в системе, отказ от импорта инфляционной составляющей официального денежного обращения через введение собственной денежной единицы и наличие общественных механизмов контроля над обеспеченностью собственной эмиссии – еще одна причина, почему на местном уровне экономические субъекты делают выбор в пользу членства в СМВ.

Системы местных валют постепенно расширяют свою социальную базу среди образованного трудоустроенного среднего класса. Это увеличивает спектр торгуемых в системе товаров и  услуг и объективно повышает ликвидность местных денег.

Национальная денежная система - подсистема глобального рынка, который стремится к направлению социальных взаимодействий в интересах накопления капитала. А СМВ предлагает взаимодействия, основанные на способностях и личных потребностях, до сих пор считавшихся второстепенными. Отсюда и крепнущее доверие к СМВ как средству для развития сообщества. СМВ поддерживает сбалансированность интересов сообщества в целом и его членов по отдельности во всех их жизненных аспектах: экономическом, социальном и экологическом. Она использует квазивалюту и способна обеспечить рост стабильности и энергии в местной экономической системе, несмотря на неустойчивость в экономике государства. СМВ позволяет своим членам выпускать собственные деньги и управлять их предложением в пределах ограниченной системы. СМВ в эпоху кризиса и общеэкономической нестабильности дает эффект «тепличного инкубатора», укрепляя самодостаточность общины. Одна из основных ценностей нашего общества - социальный капитал. В СМВ капитализируются полезные навыки ее членов, что и позволяет осуществлять неинфляционную эмиссию местных валют. В этом залог огромной социальной востребованности СМВ.

Проф. А. Бузгалин и А. Колганов из МГУ (2004) обращают внимание  на «ростки и элементы реальных нерыночных (в т.ч. и пострыночных) отношений в мировой экономике», а также на появившиеся «теоретические модели, объясняющие, кто, как и почему может и будет способствовать рождению новых, идущих на смену рынку и капиталу, отношений».[61] Вместе с тем, указанные авторы полагают, что не выполняемые рынком функции возьмет на себя государство. Опираясь на пример СМВ, диссертант доказывает, что эти функции берет на себя некоммерческий сектор экономики, гражданское сообщество. Не-рынок рассматривается в диссертации в качестве самостоятельной экономической системы.

В диссертации и в предыдущих монографиях диссертанта с разной степенью детализации рассматриваются такие СМВ, как итакские Часы (США); система тайм-долларов; проект LETSgo (Манчестер, Англия); ряд канадских LETS; системы местного обмена (Франция); хозяйственные кооперативы WIR (Швейцария); ряд японских СМВ; международная бартерная система Bartercard; сенегальская Сеть общинного обмена; Глобальная бартерная сеть в Аргентине; программа Мексиканских тлалоков; целый ряд СМВ в США. Приведенный перечень стран и систем еще раз свидетельствует о фактически общемировом характере распространения этого явления, включая как развитые постиндустриальные страны, так и страны третьего мира.

5. Частные электронные денежные системы как выработанный эволюцией  конкурентный механизм согласования экономических интересов в денежной сфере.

Модель частных денежных систем, ограниченных рамками населенного пункта или определенной местности, по определению есть модель усеченного товарооборота, отрезанного равно и от достижений, и от недостатков мирового разделения труда и глобального рынка. Помимо интересов части экономических субъектов по достижению автаркии и относительной защищенности от влияния государственных денег, есть и иной социальный заказ – создание денежной системы, которая обеспечивала бы все преимущества вовлеченности в товарооборот глобального рынка при исключении воздействия его негативных факторов и снижении трансакционных издержек. 

С середины 1980-х гг. эволюционное развитие частных денежных систем пошло по пути разделения  частных локальных и частных электронных систем. В работе доказывается, что сегодня именно вторая модель развития представляется наиболее перспективной. Выявлено несколько техногенных факторов, оказавших благотворное влияние на быстрое развитие этой модели. В первую очередь, это компьютеризация, развитие всемирной сети Интернет, а также совершенствование криптографических технологий. Эти факторы обеспечили резкое удешевление, относительную анонимность и автономность денежных трансакций.

Экономические факторы, ускорившие развитие модели СМВ – это глобализация, обострение конкуренции на мировом рынке, экспорт инфляции и нестабильности в мировом масштабе, повлекший за собой банкротство целого ряда государств и коллапс их экономик. Социально-политические факторы – усиление авторитаризма, фискального пресса государства и контроля над личностью, эрозия гражданских свобод под флагом борьбы с наркомафией и терроризмом. Проявления регионального фактора, ускорившие распространение ЧЭДС – это кризис долговой модели финансирования развивающихся стран, а также растущее массовое неприятие США  в роли мирового жандарма и эмитента необеспеченной мировой резервной валюты.

Развитие ЧЭДС происходит в одной исторической эпохе с развитием «электронных денег». Последние унаследовали все позитивные атрибуты бумажных наличных (полную делимость, связь с нынешним владельцем и пр.), избегнув при этом повторения их негативных  качеств. Реальные деньги уже электронны. Но электронизация «последней мили» денежного обращения, где еще присутствует монета и купюра, и преодоление инерции потребительских привычек принесут революционные изменения в сознании и  бытии людей.

Многие исследователи не замечают в происходящей «денежной революции» два вида инноваций:  изменение формы, т.е. способов ведения счетов и предоставления доступа к деньгам (оно снижает издержки банков на ведение бумажного учета, содержание филиалов и т.п., без изменения характера самих денег) и возникновение нового вида денег. «Денежная революция» напрямую затрагивает нашу деловую жизнь, наш досуг, наши привычки. Через 10 лет мы будем тратить свои деньги не так, как сейчас. Интернет создал многомиллионное сообщество, доступ к которому мгновенен и недорог, став глобальным свободным рынком идей и информации. Замкнутые системы развиваются медленно, открытые захватывают рынок. Инновации в денежной сфере имеют шанс на удачу, если, достигнув критической массы, они сами станут стандартом для рынка. Иначе есть опасность, что один участник или картель участников попытаются узурпировать всю выгоду от инноваций. В диссертации объективно и комплексно рассматриваются, наряду с позитивными аспектами денежных инноваций, те социальные, политические, финансовые и техногенные риски, которые они несут, и возможные меры по их предотвращению.

Любая частная денежная система для своего успеха должна понравиться людям, понять и удовлетворить их потребности и осознанные экономические интересы, в том числе удешевляя трансакционные издержки. По этому параметру ЧЭДС оставляют далеко позади как громоздкие локальные системы с ручным учетом сделок, так и громоздкие системы, основанные на государственных деньгах. Но это не единственный параметр для достижения успеха. Необходима массовость спроса на новый продукт, тем более, если этим продуктом являются  деньги – всеобщий товарный эквивалент.

Закономерность появления и утверждения частных электронных денежных систем подтверждается масштабами их деятельности. Так, американская система PayPal сообщает о наличии свыше 20 млн. счетов участников. Российская система WebMoney Transfer летом 2004 г. сообщила о своем миллионном участнике.  Проявляется закономерная тенденция к интернационализации операций таких систем. Так, основанная в Австралии система Bartercard на сегодня имеет подразделения в 16 странах, обеспечивающие международный товарооборот в рамках системы. Российская система Яндекс.Деньги сообщает об экспансии на платежный рынок США. Система WebMoney Transfer ввела внутрисистемные денежные единицы, привязанные не только к рублю, но также и к евро, доллару и гривне.

В диссертации тщательно исследуются организационные аспекты работы этого вида систем. Обращает на себя внимание тот факт, что в большинстве изученных нами успешных систем процедура согласования личных интересов внутри группы участников данной системы проста и демократична. Границы компетенции органа групповой власти, арбитража, очерчены заранее. Поставлены границы любым потенциальным попыткам эмиссионного органа осуществить необеспеченную сверхэмиссию. Данные об обеспечении собственной валюты, как правило, открыто публикуются и поддаются общественному контролю.

Одновременно на одном и том же денежном рынке несколько игроков разного статуса предложили новые продукты и решения. Сам по себе это феномен, заслуживающий отдельного исследования. Пока в отношениях ЧЭДС, банков, сотовых операторов и  карточных компаний наблюдается «худой мир»: тесное конкурентное взаимовлияние. Потребитель же выигрывает от разнообразия выбора и внедрения удешевляющих трансакции технологий. Концепция частных электронных денег сможет победить конкурентные  альтернативные технологии на рынке платежных систем  и завоевать стабильное повседневное доверие глобального потребителя, только динамично развиваясь и постоянно совершенствуясь. «Конкуренция устроена в платежных системах очень необычно, и пока мы скорее продвигаем друг друга, как это ни парадоксально. Реальная конкуренция начнется, когда пользователей перестанет хватать на всех. Победит лучшая технология с хорошей финансовой основой» - пишет создатель одной из частных денежных систем Яндекс.Деньги.[62] Потребитель сам принимает решение держать деньги в той или иной «правильной», удобной ему  валюте.

Мы будем различать три уровня развития, потенциально достигаемые новыми денежными инструментами[63]:

1) Шлюзовая (платежная) система[64] (вся функция которой состоит в техническом обеспечении проводки в одном направлении прежних государственных денег) обычно остается узко функциональной и застывает в своем развитии. (Таких систем на рынке тысячи; зачастую они предлагают передовые технические решения, однако же, они являются примером как раз первого рода революции, революции формы. Они не относятся к тому виду инноваций, который исследуется нами в диссертации.)

2) Финансовая система – к инфраструктуре и техническим достижениям платежной системы присовокупляются такие инновации, как отрыв от государственной денежной единицы, наличие замкнутого, без выхода в национальные деньги, товарооборота и даже, в самых передовых системах, рынка капитала в новой валюте. (Такая система завоевывает рынок, зарабатывает прибыль, попутно периодически отражая претензии контрольных органов по поводу ее неполной законности, надеясь в будущем войти в правовое поле: этого уровня, по нашим оценкам, достигли во всем мире не более 100 систем).[65] 
На наш взгляд,  только массовая выдача ссуд и массовое инвестирование в терминах частной денежной единицы обеспечат такого рода системе востребованность, а ее новым денежным инструментам - постоянную и всевозрастающую ликвидность. В этом направлении активно развивается, например, российская  система Webmoney Transfer.

3) Денежная система = финансовая система + четко кодифицированные отношения внутри системы и с окружающей средой (легитимизация, институционализация) + внешний, независимый от эмитента, механизм контроля участников над работой системы.

Этому строгому стандарту, по нашим оценкам, во всем мире в той или иной степени соответствует от 5 до 15 систем.
Модель «идеальной» денежной системы должна включать такие качества, как:
1) массовость со стороны спроса (клиентов, участников, пользователей системы);
2) массовость со стороны предложения (основные товарные группы представлены в системе и активно торгуются);
3) трансграничность (выход за рамки национальной денежной системы);
4) наличие рынка капитала и возможности инвестирования в новой валюте;
5) отрыв от национальных денежных единиц;
6) реальная товарная обеспеченность.

Директива 2000/46/EC Европарламента и Совета Европы «О пруденциальном надзоре за бизнесом институтов по эмиссии электронных денег» от 18 сентября 2000 г.[66] ввела понятие «electronic money institution», т.е. института (эмитента) электронных денег, и, по сути, сделала легитимными эксперименты небанковских эмитентов электронных денег. Директива применяет к этому подвиду финансовых услуг базовые правила регулирования кредитных институтов. Таким образом, шанс интегрировать новое общественно-полезное явление в правовое поле национального государства более чем реален.[67]

У России есть шанс создать платежную среду для ведения финансового, инвестиционного бизнеса, совершения и учета сделок, отвечающую тенденциям развития рынка. Такая среда должна быть публичным элементом инфраструктуры и не монополизироваться никем. ЧЭДС создают для общества среду информационного взаимодействия.

В работе рассматриваются несколько различных сценариев взаимодействия частных и государственных денежных систем, от конкурентной борьбы с использованием административного ресурса и запретительных мер до взаимного добровольного перехода к кооперации и сотрудничеству на основе рыночной конкуренции, самоорганизации отрасли денежного производства, информационного и технического взаимодействия, мирного консенсуального снятия существующих противоречий.

6. Основные тенденции в развитии частных денежных систем и их влияние на мировую экономику.

Особое значение имеет рассмотрение темы частных денежных систем в аспекте мировых валютно-кредитных отношений. Олигополия ведущих экономических держав на мировом валютном рынке повышает издержки мирового товарооборота и подвергает его влиянию индуцированных валютных кризисов. В диссертации рассматриваются негативные аспекты монополизации долларом США функций резервной валюты в мировом масштабе и подробно анализируются факторы, обеспечившие его утверждение в этой роли. Диссертант исследует доселе недооцененный фактор, поддерживавший до последних пор абсолютное преимущество необеспеченного доллара в роли мировой резервной валюты. Это принудительное отстранение от конкуренции и недопуск на рынок мировыми денежными властями обеспеченных валют, эмитируемых негосударственными экономическими субъектами.

В диссертации в целом позитивно оценивается гипотеза о неизбежности приватизации денег. Попытка запретить индивидуальную свободу отнимает у общества, как сложного социального организма, его уникальную адаптивность, способность преодолевать новые вызовы. Из происходящих в настоящее время перемен вырисовывается нарождающийся новый общественный порядок, для которого, вероятнее всего, будет характерна децентрализация целого ряда областей экономики. Каждый экономический субъект должен иметь право прибегнуть к услугам как государственных (если есть), так и конкурентных частных агентов. Это правило справедливо практически в любой области человеческой деятельности, кроме узкого и закрытого списка индустрий, непосредственно связанных с существованием самого государства и военными технологиями. Тем более оно справедливо в области денег.

Частные денежные системы  ежечасно обязывают государство пересматривать границы своего расположения в системе экономического общественного порядка. Что такое деньги в обществе неравенства, кому они должны служить и кто должен определять условия их создания и распределения? Начав с радикальной критики применения денег как орудия эксплуатации, частные денежные системы подводят нас к новому определению сущности процента, кредита, денежного обращения, принципа эквивалентности обмена и т.д.

Общество вовсе не обязано отказываться  от прежней денежной системы. Но при этом государство должно смириться с присутствием частных эмитентов и ежечасно доказывать обществу необходимость и конкурентоспособность своих денежных инструментов рыночными методами. В долгосрочном аспекте денежная система страны может превратиться в систему СБД с сосуществующими национальной валютой государства и конкурентными частными валютами, основанную на модели взаимного фонда или банковской системы с резервированием. В такой модели экономические агенты смогут пользоваться большей степенью информированности и свободы при меньшей степени регулирующего влияния властей. Новая денежная революция способна предложить деньги, наилучшим образом отвечающие интересам каждого субъекта экономики.

Жизнеспособность «новых денег» обусловлена их товарной обеспеченностью. Корзина товаров и услуг сообщества экономических субъектов - лучшее и непревзойденное по стабильности обеспечение новых денег. Диссертант резко выступает против практики необеспеченных волюнтаристских инфляционных эмиссий вне зависимости от статуса эмитента.

В диссертации обосновывается прогноз раздела рынков между денежными системами различных типов. Так, в рамках национальной денежной системы останутся платежи, связанные с выплатой налогов, зарплат госслужащих, государственных пенсий, оплаты по решениям суда и т.п. В рамках частных локальных денежных систем будут оплачиваться продукты питания, услуги лиц свободных  профессий, местные налоги, зарплаты муниципальным чиновникам, местная часть социальных расходов и др. В рамках частных электронных денежных систем пойдут платежи за ценные бумаги и иные биржевые товары,  за дистанционные и информационные услуги, за нематериальные активы. В мировой резервной валюте будут номинироваться и исполняться международные контракты и крупные сырьевые сделки.

Конец XX в. дал феномен трансграничной конкуренции между валютами, детерриториализации денег. В XXI веке правительства ждет небывалый конкурентный вызов. Технологическое развитие резко изменит завтрашний денежный пейзаж. Электронные деньги займут место банкнот и текущих счетов как общепринятых средств оплаты. Они будут приниматься всеми, как сегодня обычные валюты. Правительства будут вынуждены конкурировать не только друг с другом, но также и со все более разнообразным диапазоном частных эмитентов денег.Последовательное воплощение идеи частных денег приведет к исчезновению денежной политики и центральных банков как института.

Победившая в экономических дискуссиях XIX века теория об оптимальности национальных валют как единственного платежного средства проверена политико-экономической практикой развитых стран мира в XX веке и не подтвердила свою правоту. Критическая масса набрана. Новая теория – о множественности и конкуренции различных видов и форм денег – набирает силу и ежечасно проверяется практикой, подпитывается доверием широких слоев общества и распространением все новых негосударственных денежных систем. Параллельные валюты, воплощающие некоторые из расщепленного набора функций денег,  являются уже постоянной реальностью. Они могут использоваться уже сейчас практически каждым экономическим агентом в большинстве стран мира, и не только в период кризиса национальной экономики и валюты, но изо дня в день, постоянно. Формируется общественный консенсус по поводу этих валют и накапливается опыт коллективного поведения по их использованию.


[1] По поводу взглядов неоинституционалистов см., напр.: Нуреев Р. М. Теория общественного выбора. Курс лекций. - М.: Изд. дом ГУ-ВШЭ, 2005. – 531 с. - С. 75-76, 112-113.
[2] В соответствующих разделах диссертации рассматриваются проблемы импорта (трансплантации) института частных денег в современную экономико-правовую систему России.
[3] Усиление экономического и политического влияния США в мире после распада социалистического лагеря США, воцарение доллара в роли мировой резервной валюты, активное развитие глобализационных процессов, в т.ч. на национальных финансовых и фондовых рынках, возрастание их влияния на национальные денежные системы, ужесточение межстрановой конкурентной борьбы на мировом рынке, революционные изменения в области информационных технологий, появление, успешное развитие и распространение частных денежных и эмиссионных инноваций, а также ряд других факторов.
[4] См., напр.: Simmel, G. The Philosophy of Money. – London, Routledge and Kegan Paul, 1990. Pp. 211, 279-280, 444.
[5] См., напр.: Радаев В.В. Предисловие научного редактора //  В: Зелизер В. Социальное значение денег: деньги на булавки, чеки, пособия по бедности и другие денежные единицы. – Пер. с англ. - М.: Изд-во «ДИК», ГУ-ВШЭ, 2004. - 284 стр. – С. 21.
[6] См.: Генкин А. С. Частные деньги: история и современность. – М.: Альпина, 2002. -  518 с. – С. 132-136.
[7] См.: Генкин А.С. Планета Web-денег. - М.: Альпина Паблишер, 2003. – 510 с. -  Гл. 7. С. 369-409.
[8] См., например: Васин Ю.В., Лаврентьев Л.Г., Самсонов А.В. Эффективные программы лояльности. Как привлечь и удержать клиентов. – 2-е изд. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2005. – 152 с.; Баранов А. Бонусные системы поощрения лояльности потребителя. – Клуб МНОГО.ру, 2002
[9] www. bartercard.com
[10] Статистику по отдельным видам частных денег см. в: Генкин А.С. Частные денежные системы и экономические интересы общества. - М.: Реглант, 2005. – 300 с. – Глава 5.7. С. 184-188.
[11] Трансакционных издержек обращения, издержек спецификации и защиты прав собственности
[12] Ануреев С. В. Платежные системы и их развитие в России. – М.: ФиС, 2004. – 288 с.
[13] Шамраев А. В. Денежная составляющая платежной системы: правовой и экономический подходы // Деньги и кредит. 1999. №№ 3, 7. 2000. № 4.
[14] Жириновский В., Юровицкий В. Новые деньги для России и мира. - М.: Галерия, 1998; Юровицкий В. Деньгономия для всех. Книга для чтения по теории денег  // www. yur.ru:8100/money/dengonomia/ uch_money.htm
[15] Егиазарян Ш.П. Электронные деньги в современной системе денежного оборота //  Дис. … к.э.н.:  08.00.10 – Финансы, денежное обращение и кредит. - М.: Финансовая академия при Правительстве РФ, 2000. 137 стр.
[16] Новоселова Л. А.   Проблемы гражданско-правового регулирования расчетных отношений // Автореферат дис. … д.ю.н.:  II.00.03 - Гражданское право. – М.:  МГУ (юрфак), 1997.
[17] Белолипецкий В. Г. Платежный кризис: природа, последствия, пути выхода // Финансы. 1996. № 11.
[18] Латынина Ю. Неплатежи как система частных денег, или почему не платят зарплату // IntellectualCapital. www. intellectualcapital.ru/iss2-12/icopin12
[19] Карпов П. А. О причинах низкой собираемости налогов, общих причинах «кризиса платежей» и возможности восстановления платежеспособности российских предприятий // Российский нефтегазовый бюллетень. 1998. № 1.
[20] Пашковский В. Денежные суррогаты и рынок – «две вещи несовместные» // Финансовая Россия. 1997. 11 декабря; Пашковский В. Деформация денежных отношений и ее воздействие на бюджет // Финансы. 1998. № 12. С. 40-44.
[21] Пайдиев Л. Кто спасет эмиссионную пирамиду? // www. Opec.ru. 2003. 29 января.
[22] Розмаинский И. В. Криминализация экономики и денежная деградация как факторы инфляции издержек в России. // Семинар молодых экономистов. 1997. Вып. 3. Декабрь; Розмаинский И. В. Эндогенность денег и эндогенность неплатежей:  сходства и различия. // СпбГУ. Публикации экон. фак-та. Санкт-Петербург. 1999.
[23] Ройтберг  П.Г. Информационные технологии наличного денежного оборота // Дис... к.э.н.: 08.00.13. - М.: Фин. академия при Прав-ве РФ, 2003. – 157 с.; Станицкий С.С. Мобильные деньги как средство осуществления расчетов в информационной экономике // Дис... к.э.н.: 08.00.01. - М.: РГГУ, 2003; Стрелец И.А. Социально-экономические последствия информационной глобализации // Дис... д.э.н.: 08.00.01. - М.: РГГУ, 2003.
[24] Лущаев Д.Ф. Частные квазиденьги (денежные суррогаты) в современной экономике // Дис. … к.э.н.: 08.00.01. – Красноярск: 1999. - 163 с.
[25] Riegel, E.C.  Private Enterprise Money. A Non-Political Money System. (1944) - Harbinger House, 1994.
[26] Gesell, S. Die natürliche Wirtschaftsordnung (NWO). - Lauf b. Nürnberg: Zitzmann Verlag, 1984.
[27] Solomon, L. D. Rethinking Our Centralized Monetary System: The Case for a System of Local Currencies. - Westport, Ct.: Praeger Publishers, 1996.
[28] Rothbard, M. What Has Government Done to Our Money? – San Rafael: 1985.
[29] Brownlee, D.  Why We Need New Currencies  // 01 Dec 1998.
[30] Кузнецов Н.Л. Дерегуляция денежного обращения: проблемы и подходы // Вопросы экономики. 1996. № 8.
[31] Найшуль В. А. Многовалютные конкурентные денежные системы // Доклад на экспертном совете Рабочего центра экономических реформ правительства РФ. 1992. 19 марта.
[32] Чичелев М. Е. «Информационные» и «ресурсные» деньги // Вестник РУДН. Серия «Экономика». 2000.  № 1 (6).
[33]
Федотов А. Решение для «транснациональных русских» // Компьютерра.  2000. 27 июня.
[34] Hayek, F. A. The Denationalization of Money: An Analysis of the Theory and Practice of Current Currencies. – London: Instutute of Economic Affairs, 1978.
(2nd edn – 1990.) – Рус. пер.: Хайек Фридрих А. Частные деньги. - Пер с англ. - М.: Ин-т нац. модели экономики, 1996.
[35] Smith, V. The Rationale of Central Banking and the Free Banking Alternative. –  (1936) - Indianapolis: Liberty Press, 1990. Рус. пер.: Смит В. Происхождение центральных банков. – М.:  Ин-т Нац. Модели Экономики, 1996.
[36] Greco Jr., T. New Money for Healthy Communities. - Tucson: 1994.
[37] Selgin, G. The Theory of Free Banking: Money Supply under Competitive Note Issue. - Totowa, N.J.: Rowman and Littlefield, 1988.
[38] www. fame.org
[39] Greenfield, R., Yeager, L. A Laissez-Faire Approach to Monetary Stability // Journal of Money, Credit and Banking. 1983. № 15. P. 302-15.
[40] Graham, B.  World Commodities and World Currency. - New York: McGraw-Hill, 1945
[41] Lietaer, B. The Future of Money: Beyond Greed & Scarcity, toward a Sustainable Capitalism. 1996.
[42]
Чичелев М. Е. Цит.соч.
[43] Seron, S. Local Exchange Trading Systems. - Memoire pour l'obtention de la Maitrise de Langues Etrangeres Appliquees. - Dijon: Universite de Bourgogne, Octobre 1995.
[44] Glover, P. Creating Community Economics with Local Currency. - Ithaca: Ithaca Hours, 1997.
[45] Gran, E. LETSystem og Bytteringer: En strategi for economisk selvberging, styrket fellesskap og bedre milje [LETSystems and Bytteringer: A strategy for economic self-help, community building and environmental improvement] //  Masters thesis. Department of Geography. NTNU, Trondheim, Norway. 1996.
[46] Schuldt, J. Dineros Alternativos. - Universidad del Pacifico, Peru: 1997.
[47] Cahn, E., Rowe, J. Time Dollars. - Rodale Press, 1992.
[48] Blanc, J. Les monnaies paralleles - Approches historiques et theoriques. - These. - Lyon. 1998.
Janvier.
[49] Примеры таких систем: английские и американские LETS, французские Systemes d’echange local, швейцарские Tauschringe, сенегальские трудовые боны, мексиканские тлалоки, иные системы местных валют.
[50] «Интернет-валюты», «электронные деньги».
[51] Это российский филиал компании Bartercard International, которая представляет собой частную бартерную систему на основе собственной денежной единицы, торговых долларов и торговых рублей, обладает многомиллиардным оборотом, имеет 70.000 членов и филиалы в 15 странах на 4 континентах.
[52] Номенклатура конституирующих признаков институтов дана в: Клейнер Г.Б. Эволюция институциональных систем // М.: Наука, 2004. – 240 с. – С. 22-23.
[53] Юровицкий В. Цит. соч.
[54] Явлинский Г. Выступление в Российской Экономической Школе РАН. 22 апреля 2003 года.
[55] Абалкин Л. Экономические реалии и абстрактные схемы // Вопросы экономики. 1996. № 12.
[56] Глазьев С. Центральный банк против промышленности России // Вопросы экономики. 1998. № 1.
[57] Делягин М. Экономика неплатежей: как и почему мы будем жить завтра. - Изд. 3-е, пер. и доп. - М.: 1997.
[58] Илларионов А. Теория «денежного дефицита» как отражение платежного кризиса в российской экономике // Вопросы экономики. 1996. №12. С.41-61.
[59] Морозов В. Анатомия кризиса – политика «отсроченной инфляции» // Вопросы экономики. 1998. № 9.
[60] Подробному рассмотрению различных аспектов истории и современной деятельности систем местных валют посвящена уже цитировавшаяся книга автора: Генкин А. С. Частные деньги: история и современность. – М.: Альпина, 2002. -  518 с.
[61] Бузгалин А., Колганов А. «Рыночноцентричная» экономическая теория устарела // Вопросы экономики. 2004. № 3. С. 39.
[62] PayCash: с электронными платежами в России проблем больше нет? // Мир Интернет. 2000. № 5 (44).
[63] Отдавая отчет  в субъективности нашей трактовки, мы, тем не менее, считаем, что лучше субъективные дефиниции, чем полное их отсутствие и существующая путаница в понятиях в большинстве изученных нами публикаций по данной теме
[64] Термин введен специалистами компании Roche & Duffay
[65] Это типичный образчик финансовой инженерии, технологический «конструктор» финансовых инструментов без соответствующей юридико-экономической инфраструктуры поддержки.
[66] Directive of the European Parliament and of the Council 2000/46/EC of 18.09.2000 «On the taking up, pursuit of and prudential supervision of the business of electronic money institutions» (OJ L 275, 27.10.2000).
[67] Симптоматично, что первой организацией, получившей в объединенной Европе лицензию на выпуск собственных электронных денег, стала британская компания Moneybookers Ltd., дочерняя структура владельца мировой сети гипермаркетов Metro. Понятно, что у такой связки «эмитент-ритэйлер» поистине безграничные возможности для экспансии собственных денежных инструментов на мировом рынке.

Генкин А. С.







WebMoney и интернет-банки
В Сети существуют сервисы, называемые интернет-банками. В них буквально за несколько минут вы можете открыть виртуальный счет с возможностью получения на него безналичных платежей из любого банка мира.

ОСМП удостоена награды
Награды в номинации "Best Product Launch Compaign 2008" ("Лучший запуск проекта 2008") удостоена Ирина Алабина, Директор по маркетингу компании ОСМП. Награждение состоялось на ежегодной конференции Института Адама Смита...

Новая версия клиентского приложения Единый Кошелек
Платежная система "Единый Кошелек" предложила юзерам новенькую версию клиентского приложения для мобильных телефонов. Функционал "W1 Java Mobile" существенно расширен по сопоставлению с предшествующей версией. Юзеры получили возможность сохранять...

WebMoney не потерпит обвинений со стороны e-gold
Система WebMoney Transfer анонсировала ряд существенных изменений в свое Соглашение о трансфере имущественных прав цифровыми титульными знаками. Начиная с 1 августа 2008 года обслуживание WMID обменных пунктов, производящих операции...

Энциклопедия безопасности WebMoney
Все время, пока существуют деньги, существуют и те, кто стремится заполучить их нечестным путем. У "карманников", шулеров и воров есть собратья и в Сети. У них такое же мышление и такой же внутренний менталитет: "лучше украсть, чем заработать".

новости
системы
о e-money
форум
контакты
аналитика
аттестация
e-bandit
кабинет трейдера

PageRank
Заработок в сети
Разное

Информер

Купить твердотопливный котел длительного горения недорого на сайте http://www.городпечей.рф.




[BL]

  Качественное продвижение сайтов.